Никита Муравьёв про ATAVA и многое другое

 

С того момента, как в сети появились первые релизы ATAVA — новой группы Никиты Муравьёва — мне неудержимо хотелось задать ему много-много вопросов. Несколько лет назад я пристально следил за творческой активностью его группы Lunchbox, с удовольствием отрывался на их концертах, и был изрядно огорчён новостью об их расформировании. В какой-то мере это было ожидаемо — незадолго до этого Никита стал частью группы СЛОТ, заняв внезапно освободившееся место бас-гитариста. Но с того самого вечера, когда Lunchbox со сцены объявил своё последнее выступление «в этом формате», я всё ждал новых проектов Никиты.

 

И вот появилась ATAVA, и состав команды почти тот же, что и раньше. Много-много вопросов возникло к Никите. Благо, он охотно согласился встретиться и внести ясность. Сквозь метель и невзгоды мы прогулялись по ВДНХ, спрятались от мороза в уютном маленьком кафе, где за чашкой горячего кофе и обсудили всё самое интересное и актуальное.

 

Наверное, главный вопрос: твой новый проект ATAVA — это реюнион Lunchbox в новой интерпретации?

Если смотреть на лица — лица все узнаваемые. Можно, конечно, так всё это воспринимать, но я смотрю на это, как на новое начало. Совершенно. Новая концепция, и музыкальная, и в текстах, и визуальная. Вообще хочется начать всё заново в плане творчества. Я очень долго копался сам в себе, и пытался понять: что я хочу играть в своём проекте. Накопилось много опыта, есть абсолютно новые и свежие мысли по поводу того, как и что нужно делать.

 

Расскажи про название, почему ATAVA?

Знаешь, у нас много было вариантов названий, никак не могли остановиться. Все какие-то были надуманные, достаточно сложные, а те, которые были простые…ещё очень интересный момент: на самом деле, практически ВСЕ названия уже использованы! (смеётся) Я придумывал уже бред какой-то, на iTunes вбиваю — такая группа уже есть. Пусть она неизвестная, пусть у них там одна песня какая-то, но она есть. ATAVA не было. Это название придумала жена нашего барабанщика Толи, Марина Левитина. Атава — это трава, выросшая после первого покоса. То есть это в принципе наша история с Lunchbox. (смеётся) Плюс само слово выглядит как логотип — напишешь от руки и уже красиво. Ну и, конечно, очень хотелось избежать ошибки, которую мы совершили с названием Lunchbox — это сочетание четырёх согласных подряд людям очень плохо на ухо ложилось, точнее, на глаз: никто не мог написать название правильно. Чтобы буквы N,C,H,B подряд были — это как-то очень сложно русскому человеку. А тут по крайней мере всё просто. И, слава богу, с написанием никаких проблем.

 

Что послужило вдохновением для этого проекта?

Источников вдохновения очень много, и из этого многообразия мы для себя что-то вытащили своё, и очень долго пытались его доработать. Очень сильно менялась стилистика группы в течении полутора лет (сколько не было Lunchbox). Было много репетиций, были разные варианты состава. В основном мы были с Толей (Левитиным) вдвоём, и мы много репетировали, искали нужное направление. У нас был одно время вообще другой гитарист , не из Lunchbox’a — мы делали с ним некоторые вещи. Потом играл одно время в составе Денис (Семёновых), который Lunchbox’овский, но не было Саши (Чиркова). Мы играли в ещё одном ключе, кое-что записали и всё равно это не выпускали, потому что ждали…вот, «того самого»… А стилистически это было совсем иначе, чем сейчас. Мы искали, искали, и на данный момент нашли. Я, в первую очередь, для себя нашёл какое-то нужное направление, которое действительно является каким-то моим…продолжением, как личности. Настолько оно какое-то…искреннее.

 

 

То есть, это творчество в первую очередь от сердца?

Да, от сердца. И могу сказать, что в отличие от Lunchbox, например, здесь не планируется вообще никакой любовной лирики и каких-то подростковых тем..У музыки ATAVA помимо прочих влияний есть отголоски британской рок-музыки; какие-то элементы инди-рока. Много чего намешано.Так как я сам по образованию музыкант классический, я, опять же, постарался очень глубоко копнуть внутрь себя и понять, кто же я такой и что же я действительно умею. И в какой-то момент понимаю, что могу и посложнее местами музыку писать чем раньше, и как-то…вдумчивей, что ли. Я достал из себя вот этого классического музыканта Никиту Муравьёва, про которого я забыл и на которого я давно уже забил и не хотел его видеть, потому что я думал «Я 100% рокер!».

 

А что случилось? Ты понял, что можно сочетать одно с другим?

Я, в итоге, смог найти баланс между рокером и академическим музыкантом. Не в плане того, что у нас там будет оркестр в каждой второй песне, просто сам материал, он очень…драматизм — вот самое главное слово, которым можно определить новый материал. Он очень драматичный и серьёзный, даже трагичный местами. Это академическое образование — как бы я ни протестовал и ни хотел бы быть рокером — оно всё равно во мне сидит. Всё равно какие-то вещи, гармонические и мелодические — я их анализирую как академический музыкант. Соответственно, я немного отличаюсь от людей, которые изначально занимаются только роком. И мышление моё отличается.

 

Но ведь это выигрышная сторона, это же совсем другой багаж знаний?

С одной стороны — да, это определённо очень крутой багаж, я не спорю. Как ни странно, я этим багажом не всегда пользовался по назначению, и вообще не всегда вспоминал про него. Просто иногда находишься в таком кругу людей — это я не наезжаю на этих людей, и ни в коем случае никак не пытаюсь их унизить — но когда находишься в кругу людей, которые музыкально менее образованны… Как-то ты вот так — раз — и через какое-то время сам таким же становишься.

 

Окружение определяет сознание?

Именно. Могу сказать, что работая последние годы в СЛОТе, общаясь с моими дорогими коллегами — я, как музыкант, заметно вырос. Вернее, знаешь как… какие-то вещи, про которые я не думал последние годы, но знал когда-то давно — я стал опять о них думать, снова брать их во внимание. Расширилось сознание. Стал больше ценить свою собственную музыку. Очень боялся навязывать её, очень боялся лишний раз прорекламировать сам себя. Я не мог, как некоторые группы, каждый пост в соцсети по десять раз на дню пихать людям в глаза, говорить всем, насколько я замечательный. Я, к сожалению, не умею так себя рекламировать. Но сейчас я видимо повзрослел за эти два года, и осознал многие свои плюсы, которых нет у других.

 

Вы презентовали ваш первый клип, мы уже имели радость с ним ознакомиться. Но это же не просто клип, тут вы показываете ещё и своё звучание, и презентуете команду одновременно. Надо сказать, что там уже чувствуется, что вы сделали акцент именно на мелодике, причём на мелодике не очевидной, а на мелодике как неком внутреннем потоке. Чувствуется, что это творчество уже значительно взрослей, чем были Lunchbox.

Да! Это, кстати, самая такая…альтернативная песня из всего материала. Мне кажется, она ближе всего к Lunchbox. Настрой у нас сейчас действительно очень решительный. В том числе и в плане каких-то телодвижений на следующий год. Хочется много выступать.

 

 

Как будешь совмещать это со СЛОТом?

Ну а как сейчас совмещают мои коллеги по группе? (смеётся) Я бы, наверное, ещё годик просидел бы, если бы не видел как сейчас активны коллеги по СЛОТу. А так я вижу, что у всех есть свои творческие амбиции. Опять же, я поучаствовал в записи альбома Кэша, записал бас-гитару. Ну а потом пришлось мне для самого себя какой-то выбор. И это был выбор в пользу собственного проекта. Потому что я понял, что три проекта я точно не потяну.

 

Вообще это действительно любопытная тенденция: получается, что сейчас у всех участников Слот есть свои проекты.

Да, у всех. Вася с Кэшем, Даша с Серёгой. «Все вышли из Слот» — будут говорить лет через десять. (смеётся)

 

Что скажешь про своих коллег по ATAVA?

Хороший состав у нас. Толя Левитин — суперский барабанщик. Крутой у нас басист, Серёга Трейвас, я как бас-гитарист могу сказать, что он очень здорово играет. А ещё он отлично играет на барабанах. Ну и Саша Чирков, мой старый товарищ, хороший гитарист, мы с ним давно периодически играем. Я надеюсь, что всё у нас будет в порядке. Мы не два года назад собрались и решили таким составом работать — было очень много вариантов. Я думал играть на басу и петь, потом рассматривал вариант, также как в Lunchbox, просто петь. Но в итоге решил сам играть на гитаре — потому что на ней я сочиняю почти всю музыку. Для меня это естественно, я подумал, что раз я придумываю риффы и эти основные гитарные партии, то всё-таки я их и буду записывать и исполнять живьем.

 

Группа ATAVA
ATAVA: Сергей Трейвас, Никита Муравьёв, Анатолий Левитин, Александр Чирков.
Фото со съёмок клипа «Ворвись!», фотограф — Олег Иванов.

 

Ты говоришь — материала много. Когда и каких релизов ожидать?

20 января у нас выходит EP, там будут три новые песни — включая «Ворвись!», на которую видео вышло — и, скорее всего, будут ещё два бонуса, две акустические версии этих же песен. Вообще записаны сейчас уже пять песен, две находятся в работе, я надеюсь, что мы их запишем в январе и останутся ещё три вещи, чтобы альбом ATAVA был готов. Про сольные концерты пока ничего не могу сказать, потому что материала пока ещё не настолько много, чтобы делать большой сольный концерт. Я склоняюсь к тому, что мы будем участвовать на каких-то фестивалях, «сборных солянках» и разогревах, если будет какая-то возможность. Я думал про такую вещь, как «открытая репетиция». Чтобы позвать людей, которым не всё равно, с бесплатным входом и так далее. Чтобы они просто поприсутствовали на трёхчасовой репетиции группы, послушали, пофоткались. Когда не хватает материала на большой концерт — мне кажется, это оптимальный вариант: взять большое репетиционное помещение и пригласить туда людей, которым это интересно.

 

Планируешь творчески дружить с командами коллег по СЛОТу?

Мне кажется, мы такие разные все. Вряд ли. Может будем на фестивалях где-то пересекаться.

 

С кем из команд на нашей музыкальной сцене ты можешь представить себе совместные концерты?

Можно конечно взбрыкнуть и сказать: «Группа ATAVA единственная в своём роде! Нам не с кем делить сцену, мы такие одни!». Но если по честному, то мне кажется это могут быть такие команды как Северный Флот, Animal Jazz, Пилот, Louna, да наверное многие группы из современного русского рока… Разве, что рядом с оголтелым панком, типа группы Смех, мы выглядели бы нелепо и занудно. (смеётся)

 

Музыка, которую не слышат — не существует. Ты уже упоминал, что ты не настроен коммерциализировать ATAVA…

Мне кажется, что мы в ATAVA нашли какую-то золотую середину. Помимо прочих, есть довольно лиричные новые песни, которые, в принципе, форматные. То есть они могли бы легко звучать на радио. Я имел в виду, что нет изначального упора на это. Не было задумки, что мы сейчас соберёмся, сделаем хит и всё пойдет как по маслу. На самом деле само так получилось, что в новых песнях много красивых мелодий. Мне кажется, что они действительно цепляющие, и эти песни слушателям должны сильно понравиться. Я буду по-настоящему счастлив, если так произойдет.

 

Твоя личная аудитория наверняка многократно выросла с тех пор, как ты начал работать со СЛОТом. Получается, что свой новый проект ты начинаешь с несколько другими исходными: если там ты пробивался с низов, то здесь ты будто немного спускаешься сверху, чтобы начать сначала. Как по ощущениям — это легче/сложнее?

Уверенности больше. Я долгое время был неуверен в себе, но группа СЛОТ подарила мне самое главное — уверенность в том, что я много чего умею делать и могу делать это хорошо. В целом, именно благодаря группе СЛОТ у меня снова появился вкус к собственному творчеству. Появилось желание создавать что-то интересное, и делать это на полную.

 

Никита Муравьёв, ATAVA, СЛОТ

Беседовал и снимал Глеб Нарв.

 

....................................